А что выбираем?

А что выбираем?

Как ни удивительно, но предстоящие выборы президента Кыргызстана не представляют большой интриги. Скорее их, по мнению Директора Центра европейско-азиатских исследований Андрея Русакова,  можно считать «операцией прикрытия» для изменения  Конституции и смотром сил накануне  новых  парламентских выборов, которые тоже должны состояться в следующем году. Правда, перед  Кыргызстаном стоят совсем другие вызовы – выход из сложнейшей социально-экономической ситуации из-за пандемии, огромный внешний долг и многое другое. И вряд ли  в этом поможет новая Конституция.  Надежда может быть   на стратегических партнеров, в числе которых и Россия, уже оказавшая огромную гуманитарную помощь Кыргызстану в борьбе с ковидом. Но не исключено, что именно экономическое  содействие  Кыргызстану   в этот раз может быть обусловлено и политическими шагами с его  стороны  – признанием Абхазии и Южной Осетии, а также вхождения Крыма в состав России:

– Сегодняшние дискуссии о необходимости перехода к президентской форме правления проходят с таким же азартом, как еще несколько лет  назад проходили аналогичные разговоры о необходимости перехода Кыргызстана не то к парламентской, не то к парламентско-президентской форме правления. Опять аргументы о том, что президентская форма правления уж точно приведет  страну к процветанию  и другим достижениям. А раньше к этому, соответственно, должна  была привести, но уже не привела,  парламентская форма правления. При этом, опускаются вопросы о том, что, вообще-то, президентская форма правления в Кыргызстане уже тоже была и все это плохо кончилось. Однако, в пылу дискуссии почему-то уходят разговоры о том, что при всех формах правления  деградировала социальная сфера и инфраструктура, вырос внешний долг,  а экономическая  ситуация не выходит из стопора. И все это ярко проявилось именно в нынешний момент пандемии. Массированная гуманитарная помощь иностранных доноров, в том числе России, отправившей в Кыргызстан врачей и медикаменты, помогла стабилизировать ситуацию. Сейчас дело за экономикой. Понятно, что внутренние  резервы для социально-экономического развития Кыргызстана полностью исчерпаны. В их числе остаются надежды на экономическую помощь как со стороны Евразийского фонда стабилизации и развития, так и прямой помощи со стороны России. Однако если дело касается не гуманитарных вопросов,  то тут с получением помощи могут возникнуть и политические нюансы. Несмотря на все уверения в дружбе ни один из киргизских политических руководителей не ставил вопрос о признании Абхазии и Южной Осетии. При этом, не признал Кыргызстан и вхождение Крыма в состав России. Постоянно говорить  о дружбе и при этом сторониться важных для партнера политических решений  – не лучший фон для просьб о финансах. На самом деле Кыргызстан нуждается в создании собственной модели социально-экономического роста, основанной на тесной интеграции в рамках ЕАЭС – собственный рынок страны слишком мал и беден для инвестиций. И вопрос какая будет  политическая модель государства – парламентская или президентская –  здесь явно ни при чем. В плену подобных разговоров уходит главное – время. А, значит, и деньги.