Гуд-бай, Джо или добро пожаловать!

 Недавняя нелицеприятная реплика президента США о президенте России стала лишним показателем кризиса в двусторонних отношениях и показателем отсутствия какого-либо конструктивного взгляда американского руководства на их перспективы. По мнению Директора Центра европейско-азиатских исследований Андрея Русакова, следствием этого будет все более акцентированный поворот России на восток, а также дальнейшая экономическая и политическая интеграция с Китаем. Остается неясным только одно – зачем это надо самим США? Ведь даже в это кризисное время остаются возможности для взаимовыгодного двустороннего  сотрудничества, с которого постепенно может быть начат новый диалог:  

– Высказывание  Джо Байдена о Владимире  Путине наделало  много шума, но дело не только в нем. «Демонизация» России стала фирменным стилем  американской внутренней политики, где есть место и для санкций, и для обвинений,  и даже до конкретных  политических решений вплоть до выделения средств на борьбу с «российской угрозой». Все это слегка отдает стилистикой «холодной войны» эпохи СССР-США. Реальное противостояние по многим вопросам международной – Украина, Сирия, «Северный поток» и т.д. – и даже российской внутренней  (дело Навального и т.п.) повестки увы, является данностью сегодняшнего дня.  Стало создаваться впечатление, что любое российское действие  автоматически  вызывает негативное отношение со стороны американских политиков. Но дошедшие «до дна» российско-американские отношения вряд ли являются желаемым сценарием и для самой Америки, прямым следствием которой является  нынешний российский «поворот на Восток» вплоть до все более тесной экономической и даже политической интеграции с Китаем. Как бы то ни было, есть вопросы, где американской стороне необходима и даже выгодна  поддержка со стороны России. Прежде всего это ограничение распространения ядерного оружия. И дело не только в сохранении Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе.  Расползающаяся  по миру технология  производства ядерного плутония  вряд ли  соответствует интересам не только американского, но и мирового сообщества. А все более  катастрофические последствия глобального потепления могут стать первым поводом для совместного диалога. Инициативы Джо Байдена по борьбе с этим явлением  вряд ли могут быть  успешны без вовлечения в их разработку и принятие России и ее союзников.  В этом же контексте стоят вопросы регулирования экономической деятельности по линии  Арктического совета, именно в этом регионе последствия глобального потепления проявляются наиболее ярко.  Да и на постсоветском пространстве есть место для взаимной работы – в Минской группе ОБСЕ по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе, где две страны вместе с Францией являются сопредседателями.  Владимир Путин предложил Джо Байдену обсудить все противоречия между странами в прямом диалоге, что осталось без четкого ответа. А может все-таки лучше поговорить?