Камни в «алмазном» доме

Демократия в Центральной Азии на примере Кыргызстана явно дает сбои.  Снятие парламентом страны Жогорку Кенешем неприкосновенности с бывшего президента  страны Алмазбека Атамбаева, стало началом крупнейшего внутриполитического кризиса  и   открыло «ящик Пандоры» для дальнейших беспорядков, приведших к жертвам и большому числу раненых.  Не прислушавшись к  рекомендации Президента России Владимира Путина «объединиться  вокруг действующего президента» Сооронбая Жеенбекова, Атамбаев попутно переквалифицировал свои потенциальные коррупционные преступления в уголовные, заведя «под статью» большое количество сторонников и отрезав себе пути к свободе. Учитывая и то, что два предыдущих президента «плохо кончили», ныне действующий президент Сооронбай Жеенбеков, по мнению Директора Центра европейско-азиатских исследований Андрея Русакова,  извлечет из этого серьезный урок, предполагая   такой ход событий в будущем,  и   вряд ли допустит   такое  развитие ситуации  даже после конца своих  полномочий. Предстоящие в следующем году  выборы в Жогорку Кенеш и вероятность 9-процентного барьера на прохождение для партий позволят  сформировать полностью подконтрольный парламент,  обеспечивая подлинную неприкосновенность и преемственность власти. Что в данном случае хорошо, так как «дележ» власти на грани «уголовного фола» после каждого однократно избираемого президента не добавляет имиджа и всем интеграционным объединениям, в которых состоит Кыргызстан, прежде всего ЕАЭС и ОДКБ.  Поэтому ныне действующий президент Кыргызстана – это надолго, если, конечно, не произойдет никаких революций:

– «Алмаз сам во всем виноват» –  сказал мне таксист в Бишкеке в день обсуждения снятия неприкосновенности с бывшего президента Кыргызстана Атамбаева в Жогорку Кенеш. На нем, кстати, была белая бейсболка с надписью «Сооронбай Жеенбеков», видимо, еще с того выборного 2017 года, когда СДПК символизировала мирную передачу власти от одного однопартийца Атамбаева другому – Жеенбекову, по очереди от «севера» «югу». Тогда даже трибуна ООН стала местом для дискуссии о вмешательстве одной страны в дела другой. Правда, речь  тогда шла не о России и США, а о  Казахстане и Киргизии. Елбасы Нурсултан Назарбаев  тогда, по мнению Атамбаева, напрасно хорошо высказался о другом претенденте на президентское кресло – Омурбеке Бабанове, чем вмешался во внутренние дела и, более того, в выборы суверенного Кыргызстана.  Конечно, это слегка разбавило информационную повестку, переведя фокус внимания мирового сообщества  от глобальных проблем в сторону сложно понимаемых хитросплетений  между двумя небольшими соседними государствами в Центральной Азии. Тем более, Бабанов был одно время премьер-министром при  президенте Атамбаеве, составляя ему компанию не только в работе, но и на совместных расслабляющих во всех смыслах этого слова катаниях на корабле  по Иссык-Кулю. Но потом  Бабанов по неясным причинам был отправлен в отставку.  А во время выборов Атамбаев вовсю вместе с ныне оборонявшими  его «подельниками» работал на то, чтобы бывший министр сельского хозяйства и бывший премьер-министр, его партийный товарищ по СДПК Сооронбай Жеенбеков, имеющий рейтинг в несколько процентов,  победил на выборах Президента. Так сказать, операция «преемник» в киргизском варианте. И он победил.

 До того среди политологов гуляли разные  версии объяснения причин такой кипучей активности сейчас уже бывшего президента. Первая, что Атамбаев хочет, будучи председателем правящей партии СДПК негласно управлять страной, держа под контролем и президента и парламент через партийные механизмы и дисциплину. Однако она упиралась в восточные реалии, где общественные организации в виде партий являются, в общем-то, химерами, а реальная власть – настоящей властью, под которую уже потом подстраиваются политические партии.  Или не подстраиваются, становясь оппозицией. Другая версия состояла в том,  в том,  что Атамбаев станет  спикером и  будет  держать через это   нити управления страной. К тому же система власти в Кыргызстане   стала уже  парламентско-президентской или президентско-парламентской, как кому нравится.  Сейчас уже сложно говорить, какой именно  план вынашивался в ближнем окружении Алмазбека Шаршеновича. Может,  был и  план остаться у власти, используя фактор  аксакала и управлять страной по телефону и СМС. Факт, что ни один из этих планов не сработал.  «Уходя – уходи». Потеря власти, во всяком случае, в Кыргызстане, значит, уход из власти навсегда. Судя по всему, признать эту реальность Атамбаев  не мог – без «мигалки» ты никто. «Закрыт» в СИЗО, по обвинению в коррупции,    близкий молодой соратник и  бывший премьер-министр Сапар Исаков  вместе со своими другими коллегами. Постепенно  дело  дошло и до самого Атамбаева.  Пикантность момента заключается в том, что председателем парламентской комиссии по деятельности Атамбаева стал Каныбек Иманалиев от партии «Ата-Мекен». Ныне сидящий в тюрьме глава «Ата- Мекен» Омурбек Текебаев был туда в свое время препровожден  при активном содействии сейчас уже бывшего президента Атамбаева. Но суть не в этом.  У Атамбаева, тем не менее, была президентская неприкосновенность, которую с него и  снял парламент Жогорку Кенеш. Конечно, эпизод с освобождением (по мнению депутатов, это произошло с небескорыстным содействием со стороны Атамбаева) «вора в законе» Азиза Батукаева и его дальнейший отъезд в Россию  выглядит серьезным обвинением. Хотя соратники Атамбаева сейчас говорят, что он обращался к российским властям с просьбой  об обратной высылке Батукаева. Есть и другие эпизоды, которые будут расследоваться. Хотя сейчас все коррупционные преступления, где Атамбаев проходил пока как свидетель померкли после его признаний в стрельбе в сотрудников правоохранительных органов.  И  кейсы с предыдущими президентами, которые успели убежать в другие страны –  Аскар Акаев в Россию, Курманбек Бакиев – в Белоруссию – настраивают на определенные политологические выводы. Атамбаев  никуда не убежал. Скорее всего, просто  не смог –  некуда. Испорченные во время его руководства отношения с соседними государствами дают о себе знать. Казахстан и Узбекистан уже не счет. Даже с Турцией, где, по мнению прежних политических оппонентов, Атамбаев хранит свои «богатства», он поссорился из-за того, что оставил в Киргизии   учебные заведения  Гюлена. С Россией, куда он не так давно неожиданно проезжал, видимо для заступничества в вопросах своего  преследования тоже все шло не очень гладко. Здесь и отсутствие прямой поддержки государства-донора по вопросу присоединения Крыма, не считая уже давних вопросов, связанных с признанием Абхазии и Южной Осетии, политические «кульбиты» с использованием  русского  языка в государственных учреждениях. Здесь и  душевные разговоры  с парламентариями о поисках нового стратегического союзника вместо испортившей отношения с Западом России. Здесь и   раздражающая  всех коллег  по ОДКБ поддержка признанного экстремистским  и запрещенным  в других странах религиозного движения «Таблиги Джамаат».

 С  Атамбаева была   снята неприкосновенность из-за пока не доказанных обвинений.  Видимо, в отсутствие системы сдержек и противовесов политическая  система  в Кыргызстане  по факту становится источником риска для первого лица, когда он уходит со своей должности. Сейчас трудно, особенно после истории со стрельбой и призывами к захвату власти, судить о будущем Атамбаева. Скорее всего, оно будет надолго с «небом в клетку». Но ставшая спусковым «крючком» президентская  неприкосновенность в Кыргызстане на деле  оказалась обычной фикцией, которую можно спокойно снять. И кто сказал, что ее нельзя использовать  в любой другой раз, в том числе и по политическим мотивам. И хоть по законодательству Кыргызстана можно быть только один раз президентом на срок шесть лет, эти шесть лет могут стать для него источником дальнейших проблем.

 Скорее всего, ныне действующий президент Сооронбай Жеенбеков прекрасно предполагает такую возможность и вряд ли наступит  на те же «грабли». И дело здесь не только в шести годах его президентства. Просто в данный момент, скорее всего, он и постарается, не нарушая существующие механизмы остаться «во власти». Это тем более вероятно,  имея влиятельных братьев во власти. Один из них  – Асылбек Жеенбеков –  бывший спикер Жогорку Кенеш, ушедший с этой должности  по просьбе все того же Атамбаева. Следующей осенью пройдут очередные выборы в Жогорку  Кенеш.  Прошел  первое чтение закон о 9-процентном пороге прохождения политических партий, что, по факту, приведет к консолидации политической  системы среди двух-трех крупных политических  игроков, и  с которыми проще договориться и  которые проще контролировать.  И вряд ли следующей правящей партией станет СДПК, в силу того, что очень много чего узнали о ней, благодаря политическим битвам, жители Кыргызстана. Возможно, будет  создан новый политический  проект, персонально «заточенный»  под Сооронбая Жеенбекова и его нынешних сторонников во власти. Увы, политические взгляды на будущее развитие Кыргызстана – не главный источник поддержки для политических партий. Традиционный разлом проходит по линии   «Север – Юг».  И, к сожалению, именно этот фактор, активно разыгранный сейчас Алмазбеком Атамбаевым в стиле «все захватили южане» (правда, с его подачи) имеет шансы на новую политическую и даже революционную реальность. Но, учитывая долгое время работы Сооронбая Жеенбекова во власти, у него, возможно,  хватит интуиции и умения  вывести этот  конфликт за пределы политической повестки. Если так произойдет, то надо признать, что   Сооронбай Жеенбеков во главе Кыргызстана в семейном и коллективном понимании   – это надолго. И России, и другим союзникам по ЕАЭС и ОДКБ, терпящим сейчас «моральные убытки» от постоянных революций у одного из своих союзников надо будет   принять этот факт для выстраивания своей стратегии во взаимодействии с этой страной.   Преемственность власти в любом случае будет привлекательнее   перестрелок и мордобитий в стиле бандитской разборки, которую называют политикой.  А в новом доме в своем родовом селе Кой-Таш, в котором    романтично и с удовольствием собирался  жить Алмазбек Аитамбаев, скорее всего, жить будет некому.  И дом в руинах, и жильцы, видимо, будут находиться в другом месте. Жаль,  его так долго строили, а разрушили за одну ночь.  Вот и сказке конец. Цена шести лет президентства в небольшой стране в Центральной Азии.