О НЕКОТОРЫХ РЕГИОНАЛЬНЫХ РАЗВИТИЯХ

15.10.2018

«ГЛОБУС» АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, номер 7, 2018

Карен Веранян
Руководитель Центра политических исследований НОФ «Нораванк»

Южный Кавказ и сопредельные регионы в ближайшее время будут находиться под американским экономическим давлением. Вашингтон устанавливает поэтапные экономические санкции в отношении Ирана и России, по делу американского священнослужителя в стадию нестабильности вступает Турция, экономические последствия всего этого по логике не обойдут также южно-кавказские страны. Можно прогнозировать, что экономическое давление на регион мобилизует антиизраильский общественно-политический полюс, увеличится напряженность на палестино-израильском фронте, а в Сирии развернуться новые события.

Контршаги в контексте санкций США
Военное соглашение Иран-Сирия

В конце августа с официальным визитом в Сирии находился министр обороны Ирана Амир Хатами. Стороны достигли договоренности по углублению сотрудничества в борьбе с терроризмом, оборонной сфере. Иранская сторона выразила готовность содействовать Сирии также в вопросе разработок вооружения.

Визит министра оборона Ирана в Сирию символичен в двух смыслах: во-первых, Тегеран этим визитом стремится подчеркнуть, что, несмотря на американские ограничения и их возможные ощутимые отрицательные последствия на экономику Ирана, он владеет необходимыми механизмами противостояния и будет продолжать сохранять свое военное, военно-политическое присутствие в Сирии и на Ближнем Востоке, не собирается отступать под давлением Израиля и США. Во-вторых, иранская сторона подтверждает свою позицию – сохранить трехсторонний формат антитеррористической борьбы с РФ и Турцией в Сирии. В этом контексте не было совпадением, что в ходе состоявшейся 21 августа в Тегеране авиавыставки Иран представил первый истребитель собственного производства «Ковсар». А в начале сентября иранская сторона выступила с официальным заявлением о том, что страна намерена обогащать собственный ракетный потенциал, а также увеличить количество истребителей и субмарин.

Москва и Анкара мобилизуют ресурсы

Символичной была также состоявшаяся в середине августа встреча Лавров-Чавушоглу, ключевой темой которой были американские санкции и возможные совместные шаги по их противодействию. Россия и Турция будут стремиться в военно-политической плоскости сдерживать американское влияние в Сирии и на Ближнем Востоке, эта логика отразится также на текущих развитиях в южно-кавказском регионе. Одним из важных двусторонних переговорных вопросов будет продолжать оставаться блок разработки совместных экономических контршагов.

Следовательно, можно предположить, что в ближайшее время необходимость организации подобных двусторонних и трехсторонних (с участием Ирана) встреч будет более чем востребованной для вышеупомянутых государств. Напомним, что 10 августа президент США Дональд Трамп указал вдвое поднять таможенные пошлины на турецкий алюминий и сталь, чтобы они составили 20% и 50% соответственно.

В этом плане следует придать особую важность заявлению министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа. Он осудил карательные экономические действия США в отношении Турции. По его словам, «Ликование по поводу нанесения экономического ущерба своего союзника по НАТО – Турции – постыдно. США должны отказаться от склонности к санкциям и преследованиям, в противном случае весь мир консолидируется и заставит их сделать это, и речь не только об устном упреке. Мы стояли рядом с нашими соседями в прошлом, будем стоять и сегодня».

Российская сторона, в свою очередь, предпринимает шаги по сдерживанию и противостоянию американским санкциям во внутреннем и внешнем поле. Для США было важным достижением недавнее соглашение Москвы с Саудовской Аравией по координации на мировом рынке вопросов объемов добычи энергоносителей и стабилизации их цен.

Позиция ЕС

Американские санкции против Ирана и России неоднозначно воспринимаются также в ЕС. ЕС пытается проводить по возможности самостоятельную политику в вопросе Ирана и напрямую не следовать логике американских санкций. ЕС принял правильную и прагматичную позицию в этом вопросе и, по сути, прямо не поддерживает американские санкции, поскольку от этого страдают европейские компании, имеющие экономические интересы в Иране.

Напомним, что недавно Еврокомиссия одобрила предоставление первого пакета помощи в размере €18 млн. с целью содействия экономическому и социальному развитию Ирана. Кстати, это первый пакет финансовой помощи от ЕС, в целом ЕС предусматривает предоставить Ирану €50 млн. Отметим, что финансовая помощь Ирану осуществляется в рамках договора о ядерной программе Ирана. В Госдепе США этот шаг квалифицировали «неправильным сигналом в неудобный момент». В Госдепе уверены, что финансовое содействие европейскими налогоплательщиками Ирану укрепит позиции «режима» Ирана, а также подавит возможные изменения во внешней политике Ирака.

Примечательным было заявление президента Франции Макрона от 27 августа, согласно которому Франция прилагает усилия в вопросе развития европейского оборонного плана. Он также отметил, что в вопросах европейской обороны и безопасности Европа не должна связывать много надежд и доверять Соединенных Штатам. По словам Макрона, «европейские страны должны самостоятельно заниматься вопросами своей безопасности, и для этого необходимо вовлечь также Россию».

По оценке западных экспертов, американские санкции против России и Ирана могут отрицательно сказаться также на экономиках других стран. Пакет экономических ограничений в отношении РФ, обсуждаемый в Конгрессе США, может оставить отрицательные последствия также на европейские нефтегазовые компании, а также экспорт высокотехнологичной продукции из США, что по большому счету может привести к хаосу рынка.

Ранее (весной текущего года) администрация президента Трампа установила санкции в отношении 38 российских деятелей и компаний. Часть из них – высокопоставленные чиновники. В этом списке из ближайшего окружения президента Путина оказались олигарх Олег Дерипаска и принадлежащие ему 12 компаний, 17 высокопоставленных российских чиновников, а также одна из российских государственных компаний, занимающихся продажей боеприпасов. Санкции заблокируют все те средства российских олигархов, которые находятся в полномочиях американской стороны. Гражданам США запрещено разворачивать какую-либо деятельность со структурами или лицами, подвергнутыми санкциям. Санкции распространяются также на компании, половина акций которых принадлежат подвергнутым санкциям лицам. В частности, приводится пример инициирования жестких санкций министерства финансов США в отношении российского олигарха Олега Дерипаски и его компании по производству алюминия, в результате чего западные клиенты прекратили покупать находящуюся под ее контролем продукцию, тем самым нанеся значительный ущерб, связанный с ценами на акции. В результате мировые цены на алюминий поднялись, не обойдя американские и европейские компании.

Соглашение, устанавливающее правовой статус Каспийского моря

Одним из важных региональных событий было каспийское соглашение. 12 августа пять каспийских стран после длительных переговоров, наконец, пришли к согласию в вопросах использования недр и природных ресурсов Каспийского моря, а также распределения его поверхности. Отметим, что в вопросе подписания соглашения о правовом статусе Каспийского моря из вышеупомянутых пяти государств, пожалуй, самой заинтересованной стороной был Азербайджан, надеявшийся на возможности расширения своих энергетических ресурсов. С этой точки зрения подписанный меморандум был стратегической победой оси Турция-Азербайджан-Казахстан.

Добавим, что вопрос установления правового статуса Каспийского моря был неоднозначен в кругу прикаспийских стран, в результате чего на протяжении многих лет сторонам не удавалось прийти к общему знаменателю в вопросе статуса. Причиной противоречий были распределение и распоряжение энергетическими ресурсами, территориальное разделение, а также вопросы политического и военно-политического значения.

Итак, меморандумом о правовом статусе Каспийского моря Азербайджан решает для себя несколько стратегических вопросов. Во-первых, получает возможность контролировать несравнимо большие объемы каспийских энергоносителей, от их добычи и эксплуатации получает возможность накоплять значительный финансовый капитал. Во-вторых, укрепляет свои позиции как важный региональный энергетический и транспортный узел, в третьих, усиливает энергетический и стратегический стержень Турция-Азербайджан-Казахстан. По сути, все эти предпосылки дают Алиеву еще большую уверенность в увеличении регионального веса страны, что, в свою очередь, дает ему возможность выступать с наиболее крепких позиций в армяно-азербайджанском противостоянии и в арцахском вопросе.

В вопросе подписания меморандума, регламентирующего правовой статус Каспийского моря, в армянских экспертных и политических кругах есть опасения, и они обоснованы в том плане, что в вопросе закрепления правового статуса Каспийского моря главным образом был заинтересован Алиев – по уже упомянутым объективным причинам. А это предполагает увеличение возможностей Азербайджана в том, чтобы стать одним из основных направлений транзита и поставок энергоносителей в ЕС. Речь, в первую очередь, идет о том, что по этому соглашению становится вполне реальным строительство Транскаспийского газопровода, поскольку для его реализации необходимо было согласие всех пяти каспийских государств.

Более того, подписание соглашения существенно увеличивает региональную экономическую, коммуникационную привлекательность Азербайджана для китайской стратегической инициативы «Один пояс, один путь», в рамках которой Китай ищет новые пути и возможности, чтобы связать Среднюю Азию с Европой. Подписание соглашения, по большому счету, является большим достижением не только для Азербайджана, но и для турецко-азербайджанского тандема, не жалеющего сил для углубления экономической блокады Армении. К сожалению, подписание этого соглашения было еще одним существенным шагом на этом пути.

Что касается интересов других каспийских стран, отметим, что Россия и Иран согласились уступить Азербайджану еще больше ресурсов-энергоносителей. Вопрос действительно важен: как азербайджанской стороне удалось подвести руководство России и Ирана к общему согласию и, в конце концов, подписать это соглашение, поскольку, по сути, в свое время Россия и Иран, мягко говоря, не были столь заинтересованы в установлении правового статуса Каспийского моря. По всей вероятности, для РФ и Ирана была наиболее важна военная, военно-политическая составляющая – не допустить военного присутствия третьей страны (или третьих стран) в бассейне Каспийского моря, что отдельным пунктом закреплено в данном соглашении. Именно взаимное согласие между сторонами в этом вопросе позволило прийти к общему знаменателю также в вопросе распределения морских недр, по сути, предоставив Баку бóльшие объемы и возможности контроля над энергоносителями.

Визит Меркель на Южный Кавказ: основные результаты

Обратимся к другому важному региональному событию: как в армянском, так и в зарубежном медиапространстве и экспертных кругах продолжаются обсуждения вокруг визита на Южный Кавказ канцлера Германии А.Меркель. Отметим, что визит, скорее, имел региональное значение и только потом рассматривается в плоскости отдельно взятых двусторонних отношений. В региональном плане визит Меркель подчеркивает наличие особенных интересов Германии на Южном Кавказе. Вопрос рассматривается в контексте геополитических реалий и, в частности, отношений США-Германия, РФ-Германия. Нетрудно заметить, что американские санкции в отношении Турции, РФ и Ирана неоднозначно воспринимаются в ЕС, и этот визит – хорошая возможность подчеркнуть важность региона для Германии. С этой точки зрения совершается визит в регион, где прямые интересы имеют РФ, Турция и Иран.

Ожидания от визита канцлера в трех странах разные, исходя из их политических приоритетов, а также приоритетов Германии. По части двусторонних отношений, пожалуй, в наиболее выгодной позиции оказалась Грузия, подписав соглашение на около $200 млн. Что же касается Азербайджана и ожиданий властей этой страны от визита Меркель, то выделим два основных направления. Первое: для Германии Азербайджан важен как энергетический транспортный коридор, который может ослабить зависимость Европы от российского газа. Вопрос действительно актуализировался после подписания каспийского соглашения, в результате чего Азербайджан получает несравнимо большие возможности использовать недра Каспийского моря и еще больше подчеркнуть свою роль как одного из важных энергетических узлов региона. Второе относится к арцахскому вопросу, которому Азербайджан постоянно стремится придать международную звучность. С этой точки зрения, хоть и Германия является членом Минской группы ОБСЕ, и Меркель заявила, что ее страна может взять на себя более широкую ответственность в процессе урегулирования арцахского вопроса, тем не менее, отметим, что нынче, пожалуй, нет благоприятных предпосылок для углубления вовлеченности Германии в этот вопрос.

Визитом А.Меркель в Армению Германия подтвердила свою готовность содействовать РА в вопросе выполнения рамочного соглашения с ЕС, что, нужно признаться, скорее, носило декларативный и регламентный характер, нежели прикладное значение, поскольку в этом вопросе мяч, по сути, находится на армянском поле. Армения важна для Германии, в том числе как единственная страна на постсоветском пространстве, которая смогла совместить форматы сотрудничества с ЕАЭС и ЕС, о чем было сказано также в ходе визита Меркель в Ереван.

Выводы

Южно-кавказские события будут развиваться в свете логики американских экономических ограничений в отношении ключевых региональных держав – Ирана, РФ и Турции. От последствий такой ситуации, безусловно, в краткосрочной и, может, среднесрочной перспективе, не смогут избежать южно-кавказские страны. Наиболее затруднительно, в частности, положение Армении, которая, находясь в блокаде с двумя соседними странами, будет иметь также торговые и коммуникационные проблемы в иранском направлении. В контексте вышесказанного, мягко говоря, было вовсе не «ожидаемым» решение руководства Грузии, согласно которому с 15 сентября с.г. устанавливается запрет на сухопутный ввоз пшеницы из РФ в РА по территории Грузии. К счастью, вопрос на какое-то время урегулировался после решения компании «Южно-кавказские железные дороги», согласно которому с 1 сентября 2018г. тарифы на железнодорожные грузоперевозки зерновых грузов из порта Поти в РА снижаются на 52%, в результате чего можно будет избежать подорожания пшеницы.

Отметим, что установление санкций Вашингтоном в отношении Ирана отрицательно скажется на армяно-иранском товарообороте, под вопрос может быть поставлен также вопрос дальнейшего развития Мегринской свободной экономической зоны. Санкции распространяются не только на иранские организации, от этого могут пострадать все иностранные компании, сотрудничающие с Ираном, На экономику РА повлияют также колебания российского рубля, сократятся объемы трансфертов из РФ в Армению.