Владимир Лепехин: Современные власовцы и праздник Великой Победы

Владимир Лепехин: Современные власовцы и праздник Великой Победы

Владимир Лепехин — к.ф.н., директор Института ЕАЭС, сооснователь Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня», заместитель директора МНОЦ им. А.А. Зиновьева философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

То, что сегодня в России на внутреннюю и внешнюю политику страны огромное влияние оказывают явные и неявные власовцы, – давно не открытие. И была бы их воля, они бы давно завесили памятными досками маршалу Маннергейму (одному из организаторов блокады Ленинграда), да хоть самому Гитлеру весь Петербург, аплодировали бы осквернению памятников советским воинам в странах-лимитрофах, а то и начали бы плевать в сторону ветеранов Великой Отечественной войны, как это делается, например, в странах Прибалтики. Но нет – народ российский подобную политику не поддерживает, сопротивляется: более 95 % россиян считают День победы 9 мая своим праздником, примерно столько же поддерживают акцию «Бессмертный полк» и более 90 % граждан нашей страны считают примирение с фашистами невозможным. И с этим власовцам, пришедшим в России к власти в 1991 году благодаря поддержке со стороны западных спецслужб и транснациональных банкиров, приходится считаться. Пока приходится.

Им приходится действовать по-иезуитски: шаг за шагом подрывать веру россиян в Великую Победу, капля по капле отравлять их гордость за свою страну, победившую фашизм, насыщать властные структуры своими сторонниками и тихой сапой протаскивать антисоветские конструкции и схемы там и туда, где и куда это возможно.

Что такое власовщина? Это, прежде всего, предательство своей родины, своей страны. Не власти, не друзей, а именно страны. В этом смысле любые отговорки типа «РОА – это был протест против Сталина, против большевизма» и проч. не катят. Можно быть против власти, против большевизма, но не предавать своей страны. Власовщина же начинается там, где имярек – не важно под каким предлогом – переходит на сторону врага или обращается за поддержкой в борьбе против власти в своей стране к враждебному государству. Как это сделал полгода назад Алексей Навальный, когда в критике путинского режима расположился сначала в печально знаменитой Берлинской клинике Шерите, а затем принял «помощь» западных спецслужб. Как это сделал, к примеру, более полувека назад Александр Солженицын, в своём обличении преступлений сталинского режима принявший помощь американских властей. Как это делали многие другие советские диссиденты, окопавшиеся в своё время на радиостанциях «Свободная Европа» или «Голос Америки» и получавшие неплохие зарплаты за русофобию. И как это делают сегодня, допустим, журналисты «Медузы», получившие приют в русофобской Латвии и на деньги своих зарубежных спонсоров вещающие на российскую аудиторию.

В чём сегодня в России выражается власовщина?

Прежде всего, в позиции, выступлениях, акциях и т.п., направленных на якобы примирение России с фашизмом и полицаями под разным соусом: «Лишь бы не было войны», «Забудем прошлые обиды», «СССР тоже виноват» и проч. В этом смысле последний фильм Тимура Бекмамбетова «Девятаев», в котором – по утверждению самого режиссёра – главной линией является даже не подвиг советского лётчика, а идея прощения Девятаевым своего «друга», перешедшего на службу к гитлеровцам, это откровенно власовский фильм. Пасквиль на подвиг Девятаева, которому хорошо оплачиваемый русофобами режиссёр приписал склонность к предательству.

Вообще, власовщина так и прёт из нынешнего российского кино. А начался этот мейнстрим ещё с фильма «Сталинград» обласканного властью Федора Бондарчука, в котором нам был показан «хороший» фашист, весьма сомнительные по своему моральному облику советские бойцы и штурмующие город советские безликие «орки».

Власовская квазиидеология, как вирус, так или иначе поразила почти все новые российские фильмы о войне. Хороших немцев и/или плохих советских воинов мы видим в фильмах «По этапу», «Лейтенант Суворов», «4 дня в мае», «Полумгла», «Поп», «Связь времен», «Штрафбат», «Т-34» и даже в фильме «Зоя». Справедливости ради следует отметить, что фильмов с откровенным власовским синдромом в России всё же не большинство в сравнении с картинами, в которых власовщина проявляет себя не в лоб, как легкий насморк, как симптом будущей смертельной пандемии, но их число растёт, да и сам факт систематического появления вирусных поделок говорит о том, что работа по выворачиванию наизнанку истории Великой Отечественной войны носит плановый характер и поощряется в нашей стране на самом верху. Подобное было вполне объяснимым в бытность министром культуры конъюнктурного Мединского, участвовавшего в установке в Питере памятной доски Маннергейму, а сегодня являющегося одним из покровителей провласовской линии в РВИО, но сейчас-то кто в Минкультуре дал «добро» тому же Бекмамбетову на извращение значения подвига Девятаева с целью сделать себе международный цимес на откровенной лжи и примитивной антисоветчине? Ну и 600 млн. рублей, собранных на съёмки этой убыточной поделки, – кем они были даны Бекмамбетову на условиях вставки в сюжет фильма вируса власовщины?

Впрочем, провласовские фильмы – это цветочки в сравнении с тем, как происходит перелицовка фактов об истории Второй Мировой войны на уровне важнейших общенациональных акций. Граждане России давно шутят, что в борьбе «красных» и «белых» за власть в РФ победили «голубые», имея в виду голубую драпировку Мавзолея на Красной площади во время военного парада в честь Великой Победы. Собственно говоря, голубая символика и сама атмосфера закрытости и элитарности (вход на Красную площадь по спецпропускам отнюдь не трудящихся) вокруг этого парада, стремление чиновников поставить под свой административный контроль народную акцию «Бессмертный полк», а также многочисленные шоу «на тему» – эти и многие другие линии во внутренней политике российской власти говорят о неискренности нынешнего правящего в России класса в том, как относиться к подвигу советского народа в Великой Отечественной войне. (Сказал же однажды помощник президента РФ по цифровизации (!) Дмитрий Песков, что наш идеал – время правления в России Николая II-го). Из этой же серии – навязывания нашей стране монархического «идеала» – активные заигрывания ряда «групп интересов» в российской власти с высокопоставленными потомками лидеров «Третьего рейха» и стремление всучить нашей стране Троянского коня Запада в виде будущего «государя» России Григория Гогенцоллерна. Напомню, что один его дед, Карл Франц Прусский был офицером Вермахта, воевавшим на восточном фронте, а второй дед, самозванный наследник трона Романовых Владимир Кириллович был не просто пособником фашистского режима, но обергруппенфюрером СС.

Для меня лично очевидно, что внимание значительной части правящего в РФ класса к выдающемуся подвигу советского народа лицемерно. Что это внимание держится в основном на необходимости (в целях поддержания рейтинга власти) раз в год бросать кости народному большинству. Показ парада по центральным телеканалам и подачка в 10 тысяч рублей ветеранам войны – это, увы, не слишком большая цена саморекламы власти на общем фоне тотального унижения россиян остальные 364 дня в году.

Впрочем, в последнее время у российских чиновников появился ещё один мотив разыгрывать карту Великой Победы, и связан он с необходимостью опоры на историю Второй Мировой войны, как на аргумент в пикировании российской элиты с Западом, ведущим против России гибридную войну с целью прямого подчинения последней.

Будучи коллаборационистской, по своей сути, нынешняя российская элита вступила в некую полемику с Западом исключительно с целью сохранения за собой контроля над 1/8 частью суши. И именно по этой причине наиболее хваткие «группы интересов» в РФ посчитали важным приватизировать память о Великой победе, что позволило вертеть этой памятью по своему разумению и с самых разных трибун, используя государственный медийный аппарат и пропагандистов на зарплате, дружно и лицемерно цепляющих на грудь георгиевскую ленточку на полдня в году.

«Можем повторить» – этот аргумент в адрес западных стран из уст представителей правящего в РФ сословия карикатурен, однако его предъявление зарубежным «партнёрам» в качестве своеобразного ответа на вызов новой и растущей экспансии Запада и НАТО в российское пространство заставляет российские власти демонстративно держаться и за Военный парад на Красной площади, и за некоторые символы Великой победы, и за Черноморский флот в Крыму, и за российские ВКС в Сирии. Продолжая, тем не менее, окрашивать победу над фашизмом и оборонную политику государства в голубые и белые цвета и взращивать в России – солидарно с западными социальными сетями – «мальчиков из Уренгоя».

Не исключено, что Бекмамбетов вполне может рассчитывать на какую-нибудь премию от правительства России за как бы фильм о Великой Отечественной войне, а на самом деле – за очередной хитрый пасквиль на советских людей. Ну и нам всем следует ждать очередных кинопасквилей, например, о подвигах генерала Карбышева и Александра Матросова (о них ведь ещё не снято новорусских фильмов, опоганивающих всё самое святое и героическое в нашей стране вирусами власовщины и толерантщины), из которых мы узнаем о якобы скрытом «антисталинизме» этих героев или о том, что Карбышев и Матросов – останься они живыми к концу войны – простили бы фашистов и власовцев ради пресловутого «примирения» героев с нелюдями и предателями. И эти пасквили нам по-иезуитски покажет к очередному 9 мая провласовский «Первый канал».